История НЗ вкратце – 2

Процедура так называемой «колонизации» далёких от Европы островов Новой Зеландии (и Австралии заодно) протекала настолько вяло, насколько позволял тогдашний уровень развития мореходства. Чтобы представить, что это означало, надо прикинуть среднее время, требуемое для судна, чтобы дойти от Лондона до НЗ. Это примерно 9-12 месяцев. В одну сторону.

Разумеется, при таких темпах, посылать по одному судну хотя бы в год (а больше и не удавалось) на активное освоение новых территорий в общем-то не всегда и удавалось. Тем более, что проведённая разведка не дала никаких особых результатов по нахождению в НЗ чего-то такого, ради чего стоило шевелиться и активно. Поэтому-то весь 18-й век (после пионерского обхода островов Джеймсом Куком) в Новую Зеландию никто и НЕ ПЛАВАЛ ВООБЩЕ, кроме разве что раз в десятилетие китобоев за пресной водой.

Плавания и освоение начались лишь в 1830-40-х гг, тогда, когда из Австралии (а не из метрополии) начали, наконец, ходить те редкие суда, которые привезли в несколько партий первый народец, первых колонистов.

Отступление. Существует любопытная легенда, что в Австралию из Британии отправляли, в основном, закоренелых преступников, а вот в Новую Зеландию отправляли... психических больных и прочих неизлечимых и заразных. Всё бы так, если бы не требовалось при этом ещё и территории осваивать. Руками же преступников и больных это сделать затруднительно.

Прикупив землицы у аборигенов, народ начал обживаться, а, после заключения договора Вайтанги, у него появилась даже некое юридическое обоснование своей жизни в «абы как стране» так далеко от цивилизаций. Здесь следует понимать, что в Европе в это время разгоралась заря коммунизма (с народными и рабочими движениями, а затем и революциями), а как следует обезпечивать хотя бы первое время колонии (не дававшие пока ничего, но потреблявшие дорогие ресурсы) метрополии НЕ удавалось, да и не видели в Адмиралтействе лондонском никакого интереса в развитии НЗ. Тут бы с Австралией справиться хоть как-то. В общем, передали дело развития прямо тем, кто его т. с. развивает, самим колонистам, предоставив им полное право самоуправления. Грубо говоря, живите, как хотите, а у метрополии своих забот полно и ей самой деньги нужны. Найдёте, чем торговать себе в прибыль со всем миром – хорошо, не найдёте – ну так и живите потихоньку.

Отступление. А ведь зеландцы НАШЛИ, чем торговать! Не сразу, конечно. Но уже после второй мировой войны по всему миру пошли «гулять» бараньи ноги, шерсть, молочные продукты (молоко и МАСЛО!) и... малая авиация. Всё бы ничего, но экономика дело такое, что для того, чтобы что-то развить, следует сначала вложиться, и, ежели такового вложения нет, то развитие происходит через одно, всем известное, место, и крайне МЕДЛЕННО. Основной ресурс (аккумуляция средств) для развития территорий – это сбор налогов с жителей и пуск этих налогов на построение инфраструктуры, которая и увеличивает и улучшает, в конечном итоге, сам ресурс. Представить себе, что во всей Новой Зеландии жило в середине 19-го века всего несколько тысяч человек (примерно 3 или аж 4 !!!), и сколько они могли дать налогов в результате своей деятельности, это означает представить, что могло быть построено на такое немереное количество денег. Да, ничего. Вот это «ничего» и продолжалось порядка 50 лет, за которые изредка приходящие суда привозили немного новых людей и немного товаров, загружались тем, что новозеландцы начали производить (скот, шерсть), в общем, всё росло со скоростью достигшей своего пика ровно к началу 20-го века, когда население белой НЗ достигло... аж несколько десятков тысяч человек.

Отступление. По начавшейся в Европе первой мировой войне новозеландцы массово откликнулись патриотическим «а ля мама-Британия» военным призывом, поставив войскам союзников практически ВСЕХ своих молодых, крепких и здоровых людей в количестве порядка 10 тысяч солдат и офицеров. Большинство из них безславно сложили головы (вместе с австралийским корпусом) в течение нескольких дней в Турции, в 1915 году. Десантную операцию разработал и провёл Черчилль. Тот самый. Но народ активно работал, даже расползался по территориям и основывал новые «города» численностью где в 5, а где и в 10... семей. Поскольку метрополия откровенно «забила» на эту далёкую пустошь о двух великих островах (этому есть документальные свидетельства, допустим, отчёты заседаний Адмиралтейства и парламента, в которых записано, что руководящие мужи Британии яростно ругалось друг на друга в спорах о том, а что же делать-то с Новой Зеландией!), то развитие происходило лишь по авантюристической линии (в НЗ отправлялись любители искать приключения), по уголовной (ссылались преступники) и по китобойной (китобоям НЗ понравилась в плане промежуточных остановок для пополнения запасов воды и пищи). Но местный сформировавшийся народец не унывал и выдавал свои вечные англосаксонские клише, как автомат. В частности, вновь основывавшиеся городки сразу ПЛАНИРОВАЛИСЬ. Не абы как, а с проспектами и улицами, площадями и парками. На будущее. В каждом поселении формировались самоуправления, в лице мэра-градоначальника, начальника пожарной службы, начальника по сбору налогов, писаря, ну кто там ещё?, предпринимались попытки даже собирать налоги, чтобы собранные деньги пошли на общественно значимые дела, допустим, мощение улиц досками или камнями.

То, то ребята сразу запланировали города, как города, а не как не пойми чего, видно сейчас. Когда города разрослись, то в их сердцах оказались расположены чудесные и красивейшие парки, в прибрежных городах выросли чудесные и красивые набережные, а улицы... ну вот с прямыми улицами в холмистых местностях трудновато!

К концу 19-го века, когда первопроходцы изведали охотничьими и прочими маршрутами оба острова сверху донизу, оказалось, что в Новой Зеландии ну нет ничего такого, что могло бы привлечь к стране ну, если не инвестиции, то хоть какой-то коммерческий интерес. Даже леса, казалось бы!, и те оказались сплошь из той породы древесины, которой и в других местах полно. Таким образом, у Новой Зеландии осталось лишь ДВЕ привлекательных характеристики для ВХОДА в мировую экономическую систему: общая красота (неописуемая) мест и относительно большое количество пустующих плодородных земель, годных и под распашку и под выращивание крупнорогатого, а также мелкорогатого скота, ну и птицы, конечно. Общая красота (туризм) и продолжает играть) лишь в связи появлением более или менее быстрых средств передвижения и транспортировки людей (т. е. уже во второй половине 20-го века), а вот сельское хозяйство... вот им занялись СРАЗУ.

Уже к началу 20-х гг 20-го века Новая Зеландия начала поставлять в массовых объёмах на все откликающиеся рынки мясо и молоко, шерсть и мёд. Эти объёмы росли по экспоненте, но ещё вовсе не достигли максимума, потому что до сих пор масса земель в Новой Зеландии банально ПУСТУЕТ.



Образование же государства Новой Зеландии, после пребывания в статусе какой-то там заморской территории, на которую метрополия с грехом пополам выделяла совершенно незначительные ресурсы, да и то через силу, произошло относительно недавно, лишь в 1947 году.

Само по себе устроение государственных внутренностей велось, разумеется, по британскому образцу, т. е. по той части права, которое называется не конституционным, а прецедентным. Никакой Конституции у зеландцев до сих пор нет, а к какому типу государственного устройства их можно отнести, они и сами толком не знают.

Активный рост населения НЗ произошёл лишь в начале 20-го века, когда, наконец, появилась возможность перевозки большого количества людей на дальние расстояния за относительно короткий промежуток времени. В 1914-1918 гг мужскую молодёжь очень серьёзно проредила война в Европе, поэтому первый миллион населения в Новой Зеландии появился лишь в после второй мировой войны и то лишь потому, что «двери» для иммигрантов были какое-то время широко распахнуты.

Даже сейчас это государство размером с нашу Камчатку имеет население раза в три меньше населения одной нашей Москвы. Именно поэтому очень смешно слушать сказки об очень «крепкой» и надёжной новозеландской валюте, базирующейся, ежу понятно, на, млин, крепчайшей экономике (завтра я расскажу, ЧТО это за экономика!)...

В процессе активного заселения Новой Зеландии уже после войны и был постепенно выработан тот подход к иммиграции, который практикуется в основных чертах и ныне. Явление «непотопляемой подлодки», как называют острова сами островитяне, накладывает на иммиграционный поток свои волнующие и жёсткие черты. Дело в том, что проникнуть самостоятельно и «слева» в Новую Зеландию не удаётся НИКОМУ (только на подводной лодке, а это – дорого). А значит управленческие структуры могут свободно планировать тот необходимый, как они считают, поток иммигрантов ПОЛНОСТЬЮ на своё усмотрение. Цифрой, может взятой с потолка, а может и высчитанной неизвестно на каких данных, является 50 000 человек в год, именно столько (плюс-минус пару тысяч) государство позволяет себе вот уже в течение многих десятилетий принимать желающих жить в этой стране.

Это плановое ВОЗРАСТАНИЕ населения, с учётом отслежки и естественного роста, на территории, куда невозможно проникнуть БЕЗ учёта – является, по слухам, весьма привлекательным для БУДУЩЕГО планирования людских ресурсов всей Земли (осуществляемого по слухам «мировой закулисой»). Что-то вроде полигона. В котором можно проводить многие ОПЫТЫ. Судите сами: отсутствие дикой и естественной ЖИВНОСТИ, очень малое по количеству разнообразие растений, отсутствие, почти полное, каких бы то ни было полезных ископаемых, регулируемый на 100% людской поток на въезд, регулируемый как нельзя более «естественным» образом местный люд, который активно размешивается ВСЕМИ нациями и народами, почти полная привязка островов к мировой экономике (без некоторых поставок экономика просто рухнет в течение года, будет полная анархия), а вернее к англосаксонской «развитой» экономической модели.


Экономика